Официальный голос Русского Образа

Наши друзья

27 апреля 2007 года, Mezzo Forte

Немного у нас концертов.

Пока. К сожалению, музыке не можем посвящать много времени, дела, насяльник, дела-привет-пока! Штамповать альбомы как Вилли Токарев (сегодня на Горбушке увидел мощный его альбом с адовым оформлением), мы не можем, хотя очень бы хотелось бы.

И жопу отрастить как у Шуфутинского тоже не можем, потому как нас не кормит мировой зог и прочие закулисные темные силы (включая рогатых демонов из глубоких адов, уж Шуфутинского точно).

Зато для нас каждый концерт праздник. Потому как я лично знаю не один десяток близких мне людей, которым наше творчество нравится, и мне приятно было бы играть (тьфу ты, я же не играю, я пою, ага) только для них. Мы также далеки от шоу-бизнеса, как мой друг Граф от звания спортсмена. Тем более играть не абы с кем, с кем скажет продюсер, а с друзьями, с которыми давеча ходил на тренировку или пил. Кофе. Хм…

Поэтому первым делом спасибо всем, кто пришел послушать нас. Спасибо Кузьме, который слэмился так, что теперь согнуться не может. Спасибо нашему РО и ВМ, спасибо тем ребятам, которые крепко жали руки, говоря «спасибо»! Это для вас. Только для вас. Кое-кому я задолжал сольное исполнение песни «Кровь Кондопоги». Обязательно сыграю. Перечислять всех — не перечислишь.

Спасибо К. за то, что охранял мою любимую и других девушек от неосторожных движений немного нетрезвых камерадов и купил мне столь необходимую баночку «священной крови Микки-Мауса», коей я промачивал горло.
Рассыпавшись в искренних благодарностях, немного о самом мероприятии.

Концерт, посвященный выходу очередного, третьего по счету альбома московской группы Clown’sball собрал по моим скромным прикидкам около 250–300 человек. Клуб (точнее, ресторан-бар-клуб) Mezzo Forte был дико забит. Как спрашивал меня немного оторопевший корреспондент Кристоф Путцел (о нем ниже):
 — Это все фашисты? Как много…
 — Ну что вы, — отвечал я ему, — никакие это не фашисты, это вам в Америке так наговорили. Просто у многих не растут волосы, как у меня, это простые обычные парни и девчонки, просто они помимо того, чтобы жрать и срать, чем занимается большинство, знают и помнят ещё про свою страну и свой народ, не опускают голову пониже и не зажмуриваются. А то, что они смотрят так гордо и прямо, то это не значит, что они — фашисты.

Первыми на сцену вышла московская группа Spank!. Из-за того, что начало концерта задержалось, ребята отыграли совсем немного. Не считал, но, по-моему, было не больше 5–6 песен. Санчосу с самого начала не поперло — «силы зуг порвали шестую струну», поэтому, немного поиграв для проформы на оставшихся струнах, дружище Санчос выбросил инструмент подальше, схватил микрофон и уже не отпускал его.

Пел он о восстании, о сопротивлении, о простых парнях рабочих (дружище, кто из вас рабочий парень, все ведь, небось, в офисах работаете! Точнее, ты-то вообще задвинул на понятие «работа»). Очень здорово. Корреспондент и его подручная с двух сторон снимали сцену, ибо получили прямой приказ никого в зале не снимать, иначе «можно огрести по щщам». Услышав песню про RIOT, корреспондент воодушевился, так как, очевидно, понял смысл. Потом Санчос объявил нас, как и я потом объявил виновников торжества — Clown’sball.

Переодевшись в партийную майку, выбрался на сцену. Прожекторы слепили неимоверно, было дико душно, поэтому чуть ли не после первой песни я покрылся потом, который очень щипал глаза. Я правда похож на Вина Дизеля (так мне сказали)? Будь я проклят!